Цитаты из короли и капуста

цитаты
Корней Иванович Чуковский = Kornei Ivanovich Chukovsky

Корней ЧуковскийЕсть имена, живущие в нашем сознании как бы изначально: ровно столько, сколько мы себя помним. Имя Корнея Ивановича Чуковского - одно из них. Знакомство с ним начинается в те счастливые младенческие годы, когда дедушка Корней для нас скорее не сочинитель сказок, впервые нами услышанных, а очевидец и участник происходящих в них волшебных событий. Это у его ворот растет чудо-дерево, на котором зреют «чулки да башмаки, словно яблоки». Это он запросто разговаривает по телефону со всем звериным миром.

Чем старше мы становимся, чем шире круг нашего чтения, тем чаще наши встречи с Корнеем Чуковским. Подростками мы читаем повести «Солнечная» и «Серебряный герб». Их написал Чуковский. Читаем английские, американские романы, повести, стихотворения. И обнаруживаем, что перевел или пересказал их, написал к ним предисловие, не менее увлекательное, чем сами эти романы и повести, Чуковский.

Все достижения Чуковского перечислить трудно, да этого делать и не нужно. По-видимому, самой большей наградой для писателя стала безумная популярность. В лучах общенародной любви он мог чувствовать себя в определенной мере защищенным от избыточного внимания властей.

Чуковский К. И. - выдающийся русский поэт и детский писатель, публицист, критик, журналист, переводчик, литературовед, историк литературы, лингвист и общественный деятель; лауреат Ленинской премии, доктор литературы Оксфордского университета. Откроется нам и Чуковский-литературовед, создатель уникальных трудов по теории перевода («Высокое искусство») и практической стилистике («Живой, как жизнь»).

 Несколько фактов из биографии

«Когда я беру в руки перо,
меня не оставляет иллюзия,
что я все еще молодой
и мне недавно исполнилось двадцать».
К.И. Чуковский

Корней Иванович Чуковский (настоящее имя - Николай Васильевич Корнейчуков) родился 31 (по старому стилю 19) марта 1882 г. в Санкт-Петербурге.

В его метрике значилось имя матери - Екатерина Осиповна Корнейчукова; далее шла запись - «незаконнорожденный». Отец, петербургский студент Эммануил Левенсон, в семье которого была прислугой мать Чуковского, через три года после рождения Коли оставил ее, сына и дочь Марусю. Они переехали на юг, в Одессу, жили очень бедно. Николай учился в одесской гимназии, из пятого класса которой был исключен, когда по специальному указу (известному как «указ о кухаркиных детях») учебные заведения освобождались от детей «низкого» происхождения.

С юношеских лет Чуковский вел трудовую жизнь, много читал, самостоятельно изучил английский и французский языки. Английский язык Коля выучил самостоятельно, по старому учебнику, где будут вырваны страницы с произношением. Поэтому, когда, спустя время, подающего надежды журналиста Чуковского пошлют корреспондентом в Англию, он поначалу не поймет ни слова из разговорной речи. В 1901 г. начал печататься в газете «Одесские новости», куда его привел старший друг по гимназии, впоследствии известный мыслитель и политический деятель Владимир Жаботинский. По его же рекомендации в 1903 г. газета направляет молодого сотрудника корреспондентом в Лондон.

В Англию Чуковский едет с женой - Марией Борисовной; они поженились перед самым отъездом. Здесь будущий писатель провел полтора года, посылая в Россию свои статьи и заметки, а также почти ежедневно посещая бесплатный читальный зал библиотеки Британского музея, где читал запоем английских писателей, историков, философов, публицистов, тех, кто помогал ему вырабатывать собственный стиль, который потом называли «парадоксальным и остроумным». Он знакомится с Артуром Конан Дойлем, Гербертом Уэллсом, другими английскими писателями.

По возвращении в Россию Чуковский занялся литературной критикой, сотрудничал в журнале Валерия Брюсова «Весы». В 1905 г. организовал сатирический журнал «Сигнал». За публикацию материалов антиправительственного содержания был приговорен к шестимесячному заключению. Хотя и был оправдан по суду, но некоторое время провел в камере предварительного заключения, где переводил стихи Уолта Уитмена. В 1907 г. переводы эти были напечатаны отдельной книжкой. Постепенно имя Чуковского становится широко известным.

В 1907 г. Чуковские поселились в финском местечке Куоккола, где Корней Иванович подружился с Репиным, тесно общался с Короленко, Куприным, Шаляпиным, Маяковским, Андреевым, Толстым - героями своих будущих художественных мемуаров.

Здесь создается уникальный домашний рукописный альманах «Чукоккала» (название придумано Репиным), в котором за многие годы оставят свои записи десятки знаменитостей.

В Куоккале семья живет вплоть до 1917 г. У них уже трое детей - Николай, Лидия (впоследствии оба стали известными писателями, а Лидия - еще и известным правозащитником) и Борис (погиб на фронте в первые месяцы Великой Отечественной войны).

В 1920 г., уже в Петербурге, родилась дочь Мария (Мура - она была «героиней» многих детских стихов Чуковского) умершая в 1931 г. от туберкулеза.

В 1916 г. по приглашению Горького Чуковский возглавляет детский отдел издательства «Парус».

Тогда же он сам начинает писать детские стихи, а затем и прозу. Стихотворные сказки «Крокодил» (1916), «Мойдодыр» и «Тараканище» (1923), «Муха-цокотуха» (1924), «Бармалей» (1925), «Телефон» (1926) «Айболит» (1929) - остаются любимым чтением нескольких поколений детей. Однако в 20-е и 30-е гг. они подвергались жесткой критике за «безыдейность» и «формализм»; бытовал даже термин «чуковщина».

От произведений для детей Чуковский логично пришел к изучению детского языка - и здесь он может считаться первопроходцем. В 1928 г. выходит книга «Маленькие дети» получившая затем название «От двух до пяти». Книга переиздавалась 21 раз и с каждым новым изданием пополнялась. А через много лет Чуковский вновь выступил как лингвист - написал книгу о русском языке «Живой как жизнь» (1962), где зло и остроумно обрушился на бюрократические штампы, на «канцелярит».

Именно в 20-е годы по совету Короленко Чуковский обращается к творчеству Некрасова, выпускает несколько книг о нем. Его стараниями вышло первое советское собрание стихотворений Некрасова с научными комментариями (1926). А итогом многолетней исследовательской работы стала книга «Мастерство Некрасова» (1952), за которую в 1962 г. автор получает Ленинскую премию. Чуковский изучал также русскую литературу 1860-х годов, творчество Шевченко, Чехова, Блока. В последние годы жизни он выступал со статьями-эссе о Зощенко, Житкове, Ахматовой, Пастернаке и многих других.

В 1957 г. Чуковскому была присвоена ученая степень доктора филологических наук, тогда же, к 75-летию, ему вручают орден Ленина. А в 1962 г. он получил почетное звание доктора литературы Оксфордского университета. Сложность жизни Чуковского - с одной стороны, известного и признанного советского писателя, с другой - человека, многое не простившего власти, многое не приемлющего, вынужденного скрывать свои взгляды, постоянно тревожащегося за дочь-»диссидентку» - все это открылось читателю лишь после публикации дневников писателя, где были вырваны десятки страниц, а о некоторых годах (вроде 1938) не было сказано ни слова. В 1958 г. Чуковский оказался единственным советским писателем, поздравившим Бориса Пастернака с присуждением Нобелевской премии; после этого крамольного визита к соседу по Переделкину его заставили писать унизительное объяснение.

В 1960-е годы К. Чуковский затеял пересказ Библии для детей. К этому проекту он привлек писателей и литераторов и тщательно редактировал их работу. Сам проект был очень трудным в связи с антирелигиозной позицией Советской власти. Книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» была издана в издательстве «Детская литература» в 1968 году. Однако весь тираж был уничтожен властями. Первое книжное издание, доступное читателю, состоялось только в 1990 году.

Корней Иванович был одним из первых, кто открыл Солженицына, первым в мире написал восхищенный отзыв об «Одном дне Ивана Денисовича», дал писателю кров, когда тот оказался в опале, гордился дружбой с ним.

Долгие годы Корней Чуковский жил в писательском поселке Переделкино под Москвой. Здесь он часто встречался с детьми.

Сейчас в доме Чуковского работает музей, открытие которого также было связано с большими сложностями.

Умер Корней Иванович Чуковский в Москве 28 октября 1969 г. Похоронен в Переделкино.

Чуковский был награжден орденом Ленина (1957), тремя орденами Трудового Красного Знамени, а также медалями. В 1962 году ему была присвоена в СССР Ленинская премия, а в Великобритании удостоен степени Доктора литературы Honoris causa Оксфордского университета.

О переводах К. И.Чуковского

Он постиг все самые трудные секреты искусства художественного перевода, став виднейшим теоретиком и непревзойденным мастером этого рода литературной работы. Переводчики XIX века методом проб и ошибок нащупывали дорогу к тем принципам художественного перевода, которые были сформулированы только в ХХ веке. Корней Чуковский одним из первых обратил внимание на главную беду переводчиков прошлого: «Начиная с двадцатых годов минувшего века делом перевода завладели журналы, причем редакторы считали себя вправе кромсать переводы как вздумается». Журналы стали плодить «плеяду равнодушных ремесленников, которые переводили спустя рукава одинаково суконным языком (лишь бы успеть к сроку!). Они-то и выработали тот серый переводческий жаргон, который был истинным проклятием нашей словесности семидесятых, восьмидесятых, девяностых годов».

Еще в 1919 г. выходит первая работа Чуковского о мастерстве перевода - «Принципы художественного перевода».

Эта проблема всегда оставалась в фокусе его внимания - в 1930-е годы Чуковский много занимался теорией художественного перевода («Искусство перевода» 1936 года переиздали перед началом войны, в 1941 году, под названием «Высокое искусство» (1941, 1968) и собственно переводами на русский язык, в том числе в форме «пересказов» для детей).

Он и сам был одним из лучших переводчиков - открыл для русского читателя Уитмена (которому также посвятил исследование «Мой Уитмен»), Киплинга, Уайльда. Переводил Шекспира, Честертона, Марка Твена, О’Генри, Артура Конан Дойла, пересказал для детей «Робинзона Крузо» Д. Дефо, «Барона Мюнхаузена» Э. Распэ, написал для детей пересказы произведений Дефо, Распэ, Гринвуда. многие библейские сюжеты и греческие мифы.

Он первым еще в начале нашего века познакомил русское общество с поэзией великого американского поэта Уолта Уитмена и до последних лет своей жизни продолжал эту работу. А сколько книг Марка Твена, Редьярда Киплинга, Даниэля Дефо и других прославленных зарубежных авторов сделал он достоянием нашей детворы!

Как известно «взрослым» поклонникам Чуковского, Англия и английская культура были увлечением и любовью всей его жизни. Это сказалось не только на том, что он стал одним из самых авторитетных и профессиональных переводчиков с английского и создал свою переводческую школу, но и на том, что английская литература во многом повлияла на его творчество.

Корней Чуковский выполнял профессиональный перевод произведений известных классиков мировой литературы, его считали одним из лучших переводчиков своего времени.

Конечно же, нереально достичь полного соответствия оригинального и переведенного текстов в плане смысла и культурологического аспекта, но каждый переводчик выбирает свою позицию, которая максимально приближает результат перевода к оригиналу, и у Чуковского это получалось намного лучше современников.

Но больше всего писателя волновали литературные вопросы художественного перевода текста, которые еще с юности не давали ему покоя.

«Высокое искусство» - это замечательная книга о переводе, которую с легкостью может прочитать, понять и заинтересоваться любой человек, читающий переводную литературу. Для этого абсолютно не нужно самому быть переводчиком. Очень смешно читать о переводческих ляпсусах. Теоретические положения, разработанные К. И. Чуковским на основе своей переводческой практики и изучения работы других переводчиков, ныне нашли широкое признание. Результаты многолетних наблюдений над созданием художественных переводов он излагает в настоящей книге.

Хотя книга посвящена проблемам, связанным с искусством перевода, в ней затронуты и другие существенные вопросы литературного мастерства. Написана она общедоступно. Даже наиболее сложные проблемы излагаются в ней живо и увлекательно.

А все начиналось со статей в «Одесских новостях», благодаря которым молодого Чуковского отправили корреспондентом в Лондон, где он смог основательно познакомиться с английской литературой. Намного позже Корней Чуковский возглавляет англо-американский отдел Петроградского издательства «Всемирная литература», перевод с английского на русский стал неотъемлемой частью его деятельности.

Чуковский познакомил советского читателя с творчеством Артура Конан Дойла, Вильяма Шекспира, Джозефа Киплинга, Оскара Уайльда, а также Марка Твена, О’Генри, Уолта Уитмена, Даниэля Дефо и других английских и американских писателей, перевел на русский язык «Робинзона Крузо», «Барона Мюнхаузена», много библейских сюжетов и греческих мифов.


У. Уитмен в переводах К. Чуковского

Две тысячи девятый год был юбилейным для Уолта Уитмена. Ему исполнилось бы 190 лет. Чуть не каждый девятый год К.И. Чуковский писал о нем и делал публикации. Они были разными по настроению и цели, иногда обстоятельными, иногда легкими, мимоходными. В юности он писал об Уитмене бурливым, восторженном слогом, к старости тон его статей стал намного спокойнее. Его Уитмен менялся вместе с ним. Он открыто рассказывал читателю о метаморфозах своего отношения к поэту, о том, что передумал и перечувствовал, о том, как завязались его с Уитменом долгие отношения:

«Целый год я не расставался с удивительной книгой «Уолта Уитмена». Таскал ее с собою и на работу, и на берег, где помогал слепому рыбаку Симмелиди чинить его ветхие сети. Кое-что в книге было мне непонятно, кое-что казалось неинтересным, шаблонным, но когда я дошел до такого шедевра, как «When Lilacs Last in the Dooryard Bloomed» («Когда во дворе перед домом цвела этой весною сирень»), я почувствовал себя богачом.

К тому времени, когда снова наступила зима, я успел сродниться с Уолтом Уитменом. В моем юношеском сердце нашли самый сочувственный отклик и его призывы к экстатической дружбе, и его светлые гимны равенству, труду, демократии, и его радостное опьянение своим бытием, и его дерзновенная речь во славу эмансипации плоти. У очень юных читателей есть золотая способность жить под диктовку прочитанной книги, формирующей строй их жизни. То же случилось со мной. Я стал глядеть на мир глазами Уолта Уитмена и даже как бы преобразился в него. И все, что я видел вокруг - все люди, вся природа, все вещи, - предстало передо мной на фоне бесчисленных тысяч веков, озаряемых миллионами солнц. Естественно, мне захотелось, чтобы и другие читатели изведали такое же счастье. Поэтому в 1902 или 1903 году я принялся переводить на русский язык поразившие меня страницы «Листьев травы».

Хотя Уитмен в 1905 году был желанным для прогрессивной интеллигенции, перевод Бальмонта не имел успеха. К.Чуковский объявил его слабым, неточным, не соответствующим стилю. Сам Чуковский при этом увлекся Уитменом и начал его переводить, публикуя переводы каждый год.

Ни Чуковский, ни Бальмонт не перевели «Листья травы» полностью, их внимание в этой огромной работе привлекали вещи весьма различные. Например, в стихотворении «Час безумству и счастью», Чуковскому вполне удается передать изменчивость оригинала.

Он начал писать об Уитмене в 1902 году, а закончил в год свой смерти - в 1969-ом. Тогда он написал две статьи, которые мы поместили на этой странице: «Уолту Уитмену благодарность и слава» и «Поэт интернационального братства». На протяжении 67 лет у него находились для Уитмена слова. Он растолковывал его чтителю, переводил стихи и, мучаясь постоянным недовольством собой, бесконечно правил свои работы. Чуковский пристрастно следил за переводами Уитмена, в начале века спорил с Бальмонтом, упрекая его в глухоте к ритму и смыслам Уитмена. Впоследствии на страницах печати ругал себя самого. До конца жизни у него сохранилось убеждение, что Уитмен так и не стал звучать по-русски до конца по-уитменовски. Однако без сомнений можно сказать, что никто не приложил для этого больших усилий, чем Корней Чуковский. На протяжении всей своей жизни он последовательно и страстно популяризировал Уолта Уитмена. И если сейчас Уитмен органичная часть нашей культуры и поэтического кругозора - это во многом заслуга Корнея Чуковского.


О детской поэзии К.И.Чуковского

Школа отечественного поэтического перевода «для взрослых» идет от Н. Гумилева и М. Лозинского, для детей - от С. Маршака и К. Чуковского. Волею судьбы и истории образцово-показательная роль для переводчиков детских стихов была отведена английской поэзии. Само появление детской поэзии в России и ее дальнейший расцвет в СССР неразрывно связаны с именем Корнея Ивановича Чуковского. Даже на фоне таких талантов, как Маршак и Барто, он до сих пор продолжает возвышаться огромной самородной глыбой.

В 1916 г. Чуковский познакомился с М. Горьким. В вагоне финляндской железной дороги М. Горький рассказал ему о своем замысле возрождения подлинной детской литературы в России. «После первой же встречи с Горьким я решился на дерзость: начал поэму для детей («Крокодил»), воинственно направленную против царивших тогда в детской литературе канонов», - вспоминал Чуковский.

Чуковский самостоятельно изучал английский язык - и стал одним из ведущих переводчиков с этого языка, исследователем английского фольклора, а главное - переводчиком детских английских песенок («Жил на свете человек, скрюченные ножки...» или дразнилка для обжоры - Барабек), английских и шотландских народных сказок, сказок Р. Киплинга, повести Хью Лофтинга «Доктор Айболит» и других произведений.

Прообраз Айболита - персонаж прозаической сказки Гью Лофтинга доктор Дулиттл. Чуковский уже свой пересказ с английского обогатил новыми реалиями и дал герою имя, звучащее как призыв к спасению. Айболит в стихах - это уже совсем не Дулиттл. Сказка с ее чисто народными интонациями и повторами обладает такой обобщающей силой, что вспоминаешь, например, философа-гуманиста Альберта Швейцера. Именно в те времена, когда писался «Айболит», Швейцер самоотверженно лечил в Африке страждущих бедняков, обитателей джунглей. А глядя на тех же зверей, что и в «Айболите», он пережил удивительное чувство уважения ко всему живому (оно есть и в сказке Чуковского), входящее мало-помалу в основу экологического воспитания во всем мире.

Поэзию для малышей - новый жанр нашей поэзии - Чуковский тоже создал на прочной научной основе. «Он расширил границы литературы», - сказал об этом Ираклий Андроников.

В чем же секрет обаяния сказок Корнея Ивановича, его стихов, переложений английского фольклора?

В первую очередь, творчество детского поэта Чуковского привлекательно для миллионов мам и малышей своей близостью к народному творчеству. Фольклорное начало его стихов сказывается и в их ритмической основе, и в прибауаточной, частушечной стилистике, в деталях и приемах. Английские стихи в переводах К. Чуковского - виртуозная обработка стихотворных текстов для детей.

Чуковский разгадал загадку великой победы Маршака над английским детским фольклором, что в полной мере относится и к нему самому: «...Маршак потому-то и одержал такую блистательную победу над английским фольклором, что верным оружием в этой, казалось бы, неравной борьбе послужил ему, как это ни странно звучит, наш русский - тульский, рязанский, московский - фольклор. Сохраняя в неприкосновенности английские краски, Маршак, так сказать, проецировал в своих переводах наши русские считалки, загадки, перевертыши, потешки, дразнилки».

Специфика восприятия малышами литературного творчества в том, что литературные произведения как будто бы создаются сейчас - в момент маминого общения с ребенком. Это не книжку мама читает - она играет, забавно что-то изображает, творит. Стихи и сказки Чуковского не только легко запоминаются, ярко и самобытно звучат с голоса, но и добродушны, готовы к различного вида заменам, подменам и допридумываниям, фантастическим образом разбегаются на цитаты, которыми малыш вслед за мамой начинает щедро украшать свою речь.

Чуковский и сам неоднократно подчеркивал, защищая свои переводы от ретивой и неосведомленной критики: «Взрослые, кажется, никогда не поймут, чем привлекательны для малых ребят такие, например, незатейливые деформации слов, которые я позаимствовал в английском фольклоре».

Деятельность Чуковского как советского детского писателя не ограничивается дошкольным возрастом. К младшим школьникам обращены новаторский пересказ древнегреческого мифа о Персее, пересказы «Приключений барона Мюнхгаузена» Распе, «Робинзона Крузо» Дефо, переводы «Сказок» Киплинга, «Принца и нищего» и «Тома Сойера» Марка Твена, «Маленького оборвыша» Гринвуда, а книги «Современники» и «Мой Уитмен» полюбятся старшеклассникам.

Его детская поэзия вообще и сказки в частности, были созданы не без влияния английской детской поэзии, в основе которой лежит так называемый нонсенс (по-русски - абсурд, чепуха, бессмыслица). Многие русские читатели (и слушатели), выросшие на сказках Чуковского, часто и не догадываются о том, насколько тесно эти сказки связаны с теми стишками, которые слушают и читают англоязычные малыши.

Они воспринимают его сказки именно как нонсенс. Их глазами английские детские песенки, которые переводил Чуковский, например, «Барабек», «Скрюченная песня» и «Котауси и Мауси», и его собственные сказки - это примерно одно и то же - яркие примеры жанра нонсенса, который так любим англоязычными читателями за его абсурдность, за мир «вверх тормашками». Для детей младшего школьного возраста Чуковский пересказал древнегреческий миф о Персее. Тенденция к «сворачиванию» нонсенса очень хорошо видна в переводах Чуковским английских абсурдных песенок. Чуковский всегда стремится как-то объяснить, почему что-то оказалось перепутанным.

Книга К. И. Чуковского «Высокое искусство» была написана в конце шестидесятых годов прошлого века как практическое руководство для начинающего переводчика художественной литературы, призванное уберечь его от типичных ошибок и настроить на нужный лад. В то же время это книга для чтения, адресованная широкому кругу читателей, полная рассказов и заметок из жизни книг и переводчиков. Как и другие работы Чуковского, эта книга написана очень легким языком, с заботой о читателе. Читать ее увлекательно и интересно, она написана с юмором, в ней много точно найденных афористичных выражений, собрана целая коллекция переводческих ошибок и анекдотичных, и горьких.

Кажется, эта книга написана только для переводчиков, а того, кто просто изучает английский и не планирует заниматься переводами, не должны бы интересовать такие частные проблемы перевода и его теория. Однако это совсем не так. Сама постановка проблемы, рассуждения и многочисленные примеры проясняют и снимают очень многие вопросы, важные для любого изучающего иностранный язык, приучают одновременно к свободе выбора выражений в собственной речи и к осторожному отношению к этому выбору. Многим изучающим иностранный язык кажется, что для любого слова в родном языке обязательно есть точный эквивалент в иностранном, главное - знать, где найти эту информацию. Однако отношения между языками гораздо тоньше, и часто вопрос о том, как выразить то или иное понятие, ту или иную эмоцию, остается открытым, его каждый решает для себя сам. Эта книга учит читателя наблюдать за языком и искать способы принимать такие решения. Кроме того, хотя в книге об этом и не сказано, она имеет непосредственное отношение к вопросу о том, что такое «думать на своем или родном языке».

Чуковский заложил основы переводческой школы в СССР и до настоящего времени они считаются актуальными, вот таким был самый любимый и самый «детский» писатель.


Список книг К.И. Чуковского в фонде ИОБДЮ

Генри, О. Трест, который лопнул : рассказы ; Короли и капуста : роман / О. Генри ; пер. К. Чуковский. - М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - 352 с. - (Имена. Классика).

Гринвуд, Дж. Маленький оборвыш / Джеймс Гринвуд ; пересказ Т. Богданович и К. Чуковский ; рис. Н. Петрова ; предисл. Е. Брандис. - Л. : Дет. лит. Ленингр. отд-ние, 1964. - 208 с. : ил. - (Школьная б-ка).

Дефо, Д. Жизнь и удивительные приключения морехода Робинзона Крузо : роман / Даниель Дефо ; пересказ и предисл. К. Чуковский ; худож. Жан Гранвиль. - М. : Дет. лит., 2002. - 256 с. : ил. - (Школьная библиотека).

Киплинг, Р. Кошка, гулявшая сама по себе : сказка / Редьярд Киплинг ; пер. с англ. К. Чуковский ; рис. М. Митурич. - М. : Малыш, 1983. - 26 с. : ил.

Киплинг, Р. Откуда взялись Броненосцы / Редьярд Киплинг ; пер. Корней Иванович Чуковский ; рис. В. Дувидов ; стихи в пер. Самуил Яковлевич Маршак. - М. : Дет. лит., 1978. - 40 с. : ил.

Киплинг, Р. Рикки-Тикки-Тави и другие сказки / Редьярд Киплинг ; пер. К. Чуковский. - М. : Стрекоза, 2007. - 62 с. : ил. - (Книга в подарок).

Киплинг, Р. Слоненок / Редьярд Киплинг ; пер. с англ. Корней Иванович Чуковский ; рис. Н. Чарушин. - М. : Малыш, 1981. - 26 с. : ил.

Киплинг, Р. Слоненок : сказки / Редьярд Киплинг ; пер. с англ. Корней Иванович Чуковский ; рис. В. Курдов. - Л. : Дет. лит. Ленингр. отд-ние, 1977. - 32 с. : ил. - (Читаем сами).

Распе, Р. Э. Приключения барона Мюнхгаузена : рассказы / Рудольф Эрих Распе ; пересказ К. Чуковский ; коммент. Евгений Павлович Брандис ; предисл. Евгений Павлович Брандис ; ил. Густав Доре. - М. : Дет. лит., 2001. - 128 с.: ил. - (Школьная библиотека).

Твен, М. Приключения тома Сойера ; Приключения Гекльберри Финна : повести / Марк Твен ; пер. К. Чуковский и Н. Дарузес ; вступ. ст. А. Зверев. - М. : Росмэн, 1998. - 541 с. - (Большая детская б-ка).

Твен, М. Принц и нищий : повесть / Марк Твен ; пер. Корней Иванович Чуковский и Николай Чуковский. - М. : Московский рабочий, 1979. - 264 с. - (Мальчишкам и девчонкам).

Твен, М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура ; Принц и нищий / Марк Твен ; пер. Корней Иванович Чуковский и Николай Чуковский. - М. : РИПОЛ классик, 1998. - 544 с. : ил. - (Б-ка приключений 2000).

Уайльд, О. Стивен Фрай представляет сказки Оскара Уайльда / Оскар Уайльд ; коммент. С. Фрай ; пер. с англ. К. Чуковский, Т. А. Тарковская и С. Б. Ильин. - М. : РИПОЛ классик, 2011. - 368 с. : ил.

Уитмен, У. Листья травы : пер. с англ. / Уолт Уитмен ; худ. В. Быликин. - М. : Худож. лит., 1982. - 495 с.

Храбрый Персей : древнегреч. сказка / рассказал К. Чуковский ; рис. Н. Кузьмина. - М. : Дет. лит., 1964. - 16 с.

Чуковский, К. И. Высокое искусство / Корней Иванович Чуковский. - М. : Сов. писатель, 1968. - 383 с.

Чуковский, К. И. Джек - покоритель великанов / Корней Иванович Чуковский // Чудо-дерево : сказки, стихи, песенки, загадки ; Серебряный герб : повесть / Корней Иванович Чуковский. - М. : Дет. лит., 1967. - С. 217-233.

Чуковский, К. И. Доктор Айболит : [по мотивам Гью Лофтинга] / Корней Иванович Чуковский ; рис. В. Конашевича. - М. : Дет. лит., 1989. - 112 с.

Чуковский, К. И. Котауси и Мауси / Корней Иванович Чуковский ; худож. С. Михайлов. - М. : Детский мир, 2008. - 10 с. : ил. - (Для маленьких).

Чуковский, К. И. Котауси и Мауси : англ. нар. песенки : стихи / Корней Иванович Чуковский ; худож. М. Рудаченко. - М. : Малыш, 1991. - 17 с. - (Б-ка дет. сада).

Чуковский, К. И. Мой Уитмен : очерки о жизни о творчестве ; Избранные переводы из «Листьев травы» ; Проза / Корней Иванович Чуковский. - М. : Прогресс, 1966. - 272 с.

Чуковский, К. И. Робин Бобин Барабек : стихи, английские народные песенки, загадки, повесть-сказка / Корней Иванович Чуковский. - М. : Дрофа-Плюс, 2004. - 128 с. : ил.

Дополнительную информацию вы можете найти на следующих сайтах:




Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Игры и приколы для нетрезвой компании Банные сражения сценарий



Цитаты из короли и капуста Гафт, Валентин Иосифович Википедия
Цитаты из короли и капуста Советские фильмы смотреть онлайн
Цитаты из короли и капуста M аудиокниги онлайн. Слушать
Цитаты из короли и капуста Welcome! VK
Цитаты из короли и капуста 10 тайн, которые мужчина и женщина должны знать о себе и друг
Цитаты из короли и капуста 2. Ящики, кипы (тюки) / КонсультантПлюс
Cached Вязание шапок. Схемы и описания вязания Для женщин спицами Вязание спицами, крючком, уроки вязания Искусственные цветы - купить с бесплатной Калькулятор пособия по уходу за ребенком до Мир книги. Каталог 12 (2014) by - issuu Повседневные Платья - много фото

Похожие новости